Чацвер, 23.11.2017, 03:43
Прывітанне, Госць

Надзея Асмакоўская

студэнтка 2 курса спецыяльнасці "Славянская філалогія"

Надзея паказала сябе адной з самых старанных і актыўных студэнтак. Дужа адказна падыходзячы да сваёй справаздачы і натхніўшыся гісторыяй сваёй сям'і, Надзея утварыла досыць грунтоўнае даследаванне, з якім можна пазнаёміцца ніжэй.

Не забудем!

Давно отгремели залпы Великой Отечественной войны, но память о той войне, в том числе о деятельности партизан, в сердцах людей не погаснет. Без прошлого у нас нет будущего. Наша задача - свято чтить память о защитниках Родины и уважать свою историю.
Я расскажу о своих прадедушке Толстых Сергее Ивановиче и прабабушке Алейниковой Марии Мироновне, которые в Великую Отечественную войну мужественно сражались за Родину в партизанском отряде имени Баумана (Брянская область, Выгоничский район) с декабря 1941 года по сентябрь 1943 года. Мой рассказ основан на воспоминаниях родных, книге Анастасии Катоминой «Партизанская юность моя», а также сведениях из других источников.
Отряд образовался из групп самообороны, целью которых было: вести разъяснительную работу среди населения; собирать оружие, оставленное нашей армией при отступлении, проводить разведку на железных и грунтовых дорогах, следить за движением вражеских эшелонов к линии фронта, разведывать место нахождения складов с горючим, боеприпасами и пр. С декабря 1941 года в такую опорную группу, насчитывавшую более 100 человек, и вошла моя прабабушка Алейникова Мария Мироновна, жившая в то время в посёлке Ивановский Брянской области Выгоничского района. Вскоре группа преобразовалась в партизанский отряд имени Чапаева под командованием А. Катомина, где Мария Мироновна была разведчицей и связной, появляясь то в одной бригаде отряда, то в другой под видом посудомойки, помощника повара, под видом простого бойца. Ночью уходила на разведку одна или с небольшой группой товарищей. 21 июня 1942 года, в воскресенье, в торжественной обстановке сурового Брянского леса она вместе с другими бойцами принимала присягу красного партизана [6, c.92-93].
Оккупационные власти проводили карательные операции, чтобы подавить партизанское движение. Характерной особенностью в их действиях было уничтожение населённых пунктов вместе с жителями. Так, 21 сентября 1942 года началась блокада северо-западных участков Брянского леса. Бригада, в которой были моя прабабушка Мария Мироновна Алейникова и прадедушка Сергей Иванович Толстых, была окружена с трёх сторон, и, чтобы спастись, надо было пересечь открытую поляну, что с двух сторон обстреливалась фашистами перекрёстным огнём. 
А жизнь пройти — не поле перейти… Именно так назван следующий рассказ-воспоминание. 
«Жыццё пражыць — не поле перайсці...»
— Бабуля, раскажы, калі ласка, як твой бацька цудам застаўся жывы.
    — Ну, вот мама рассказывала ещё такой случай (у них произошёл). Однажды их отряд был окружён с трёх сторон, значит. И, чтобы спастить, нужно было пробежать сквозь, ну, двойной обстрел. Была такая поляна. Которая обстреливалась с двух сторон, а с... с д... с третьей стороны их, ну... Партизанский отряд двигался, и немцы их как бы гнали. И вот мама перебежала через эту полянку, пригибаясь, с рюкзаком. Пробежала — и там уже было безопасно. Она говорит: “Я оглядываюсь...” А мой папа, это Сергей Иванович, он идёт через поляну во весь рост, полы шинели его развеваются, он настолько устал. И он прошёл через эту поляну! Но когда он перешёл, все были поражены: его шинель была просто сплошная решето (пол) и несколько дырок было в фуражке. Ну вот это невероятное, чудное спасение просто произошло! Чудо какое-то! 
Несколько раз враг поджигал со всех сторон лес, чтоб голодом, огнём задушить народных мстителей. Бойцы выстояли, но мирных жителей, которых прятали в лесу, не уберегли. Немцы  обнаружили людей. Всех забрали, вывели на большак Гавань – Сытенки, выстроили вдоль дороги, поставили на колени, нацелили пулемёты. Так простояли целые сутки женщины, старики, дети. Каратели всё это время двигались по большаку в ограждении живых людей, обеспечив себе надёжную охрану от партизан. Утром пленных погнали на Навлю. Конвоиры ехали верхом на конях. Так шли трое суток без воды, без еды. В Навле погрузили все семьи в закрытые вагоны, повезли дальше. Остановились в городе Дмитрове, оттуда направили в город Севск. Поселили в бараки, огорожённые колючей проволокой. Рядом была тюрьма. Фашисты, облив её горючей смесью, сожгли вместе с живыми людьми. В концлагере от голода и холода гибли люди. По ночам околицей увозили на повозках трупы на Варваринское кладбище, где сбрасывали в открытую большую яму-могилу [5,с.20-21].
Об этих ужасах войны я слышала и от своей бабушки.
Жорсткасць фашыстаў
— Бабуля, раскажы, калі ласка, пра жорсткасць фашыстаў са слоў тваіх бацькоў.
    — Ну, вот родители рассказывали ещё очень страшный случай. Они всё время переживали как бы этот случай, всю свою оставшуюся жизнь, как им не удалось... Не удалось спасти мирных жителей. Вот окуппационные власти, чтобы подавить партизанское движение, устраивали карательные операции. Ну, и характерной особенностью... это было уничтожение мирных жителей. Они поджигали селение с людьми и полностью их уничтожали. И вот партизаны вывели много людей в лес, где они там расположились на какое-то время. В лесу. Но каратели о... обнаружили как бы место нах... нахождения их и подожгли лес со всех сторон, этот участок леса. Вот. Конечно, жителей было очень много. Были в основном дети, женщины, старики. Вот. Партизанам удалось спастись, а жителей они не смогли уберечь. И каратели их забрали, вывели на большак, поставили на колени, где они стояли целые сутки под дулами пулемётов. А сами в это время... Их отряды (это была открытая, значит, мест... открытый большак, Гавань-Сытенки этот большак, Гавань-Сытенки), они их поставили на колени, и сами эти отряды карательные шли через этот живой строй. То есть партизаны не могли их уничтожить, хотя местность была открытой (большак), потому что стояли наши люди, мирные жители. Потом этих мирных жителей забрали, и они шли трое суток без воды, без еды. И потом их посадили в эшелоны и переправили в город Севск, где они были поселены в бараки. И на территории тюрьмы. На глазах этих мирных жителей они подожгли тюрьму с людьми и заживо сожгли. И сбрасывали их в общую яму. Как это кладбище называлось?
    — Варваринское.
    — Варваринское кладбище. Вот. В общем, родители очень тяжело переживали этот случай, когда они не смогли помочь людям. Вот. Страшно!
В начале ноября 1942 года разведка, в которой принимала участие прабабушка, донесла, что каратели готовят крупное наступление на партизан, по первому снегу грозятся переловить всех живыми и уничтожить. Командование разрабатывало свой план по уничтожению врага. А партизанки в землянке при свете коптилки под песню «В тёмной роще густой» заканчивали Знамя отряда. На алом шёлковом полотне белой тесьмой из парашютных строп слова: «Да здравствует 25-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции! Смерть немецко-фашистским захватчикам! Партизанский отряд им. Баумана. Брянский лес. 6 ноября 1942 года» [5,c.23]. Утром 6 ноября 1942 года, когда выпал первый снег, до лагеря донеслись выстрелы, пулемётные очереди. Карателям на время удалось прервать связь штаба с отрядом им. Баумана и ворваться в угловую землянку. До поздней ночи бились партизаны, им удалось остановить врага, но он, пытаясь взять реванш за поражение, в ночь на 17 ноября предпринял новое наступление. Заминировав не только все подходы, но и сам лагерь, ночью партизаны по приказу оставили его. Расположились в лесу. Днём жгли костры, обогреваясь и питаясь печёной рябиной. Ночь провели на еловых ветвях, разостланных на золе от костров. Часовой охранял сон. Через некоторое время подавал команду повернуться на другой бок. 21 ноября 1942 года, ранним утром, вернувшись в свой лагерь, партизаны увидели жуткую картину: землянки взорваны, везде трупы немцев [5,c.23-27].
На Новый год, в 40-градусный мороз, отряд с боями выполнял операцию по спасению людей и ценностей, подготовленных к угону в Германию. В ней принимала участие и моя прабабушка. Однажды она отстала вместе с Анастасией Тимошкиной и чуть не осталась без ног [5,c.33]. Про этот случай я не раз слышала от своей бабушки, но записать его мне удалось только во время фольклорной практики.
Выпадак у Новы год
— Бабуля, раскажы, калі ласка, пра выпадак, які здарыўся з тваёй маці і яе сяброўкай у Новы год.
    — Ну, вот мама рассказывала ещё такой случай, который произошёл именно на Новый год. Их партизанский отряд участвовал в этой... отбивал люде... спасал людей, которые были при... подготовлены к угону в Германию. И вот, партизанский отряд отбил этих людей, как говорится, от немцев, освободил. Вот. И они уже с задания в сорокоградусный мороз в свой партизанский отряд. Они очень устали и... А мама с подружкой со своей, Анастасией Тимошкиной, немножко приотстали и решили отдохнуть. Присели и задремали. Хорошо, мой папа (он ещё тогда мало знал маму там, всё), он осмотрелся — и видит: нету девушек с их отряда. Он вернулся. Видит: они сидят, прижавшись друг к другу и спят. От... чуть не отморозили ноги. И их спасали, обтирали. Но спасли. Вот такой произошёл новогодний...
В летопись Великой Отечественной войны вошла операция, проведённая брянскими партизанами в ночь на 8 марта 1943 года по выводу из строя 300-метрового двухколейного моста через Десну у станции Выгоничи, через который проходило от 30 до 40 эшелонов противника [2,c.348]. Трое суток моя прабабушка провела в разведке перед взрывом моста, операция готовилась тщательно и в большом секрете. Операция по уничтожению «Голубого моста» [5,с.36-38] прошла успешно. Движение немцев было приостановлено на 28 суток [2,c.349]. В этой операции партизаны понесли большие потери. Погиб подрывник Володя Алексеев, комиссар Т.В. Жиляев, разведчица Татьяна Савченко [5,с.37-38]. Моя прабабушка за выполнение задания была награждена Орденом Красного Знамени. Награды получили и другие партизаны.
Вот что рассказала мне бабушка Асмаковская Валентина Сергеевна.
Блакітны мост восьмага сакавіка
— Бабуля, раскажы, калі ласка, пра Блакітны мост восьмага сакавіка.
— Ну, вот, что мне мама рассказывала. Значит, в летопись Великой Отечественной войны вошла операция по взрыву трёхсотметрового моста... по взрыву трёхсотметрового моста, перекинутого через реку Десну, брянскими партизанами. Значит, в этой операции принимала участие и моя мама. Три д... Значит, через этот мост ежедневно проходило тридцать-сорок эшелонов немецких оккупантов. Вот. И з... трое суток они наблюдали за м... Вели наблюдение партизаны. Разведчики вели наблюдение. Вот. И восьмого марта сорок третьего года он был взорван партизанами. Вывели они этот мост из строя на двадцать восемь суток. Вот. Это было очень... Мама за эту операцию была награждена Орденом Красного Знамени. Ну, и другие партизаны были награждены, конечно. Она рассказывала, как он... как это было ответственно, как это было засекречено, чтобы никто не знал, что это готовится этот взрыв моста. И вот эти трое... три дня и три ночи, как они готовили и как они взрывали. Вот это такая была большая очень проведена операция. Вот.
Гитлеровцы не раз пытались уничтожить партизан. В мае-июне 1943 года при отходе через болота в лесной массив за реку Навлю партизаны потеряли медсестёр Аню Илюхину и Катю Будакову вместе с группой раненых, которых немцы захватили и расстреляли [5,с.48-51].
В этих тяжёлых условиях под огнём противника, люди спасали друг друга. Моя прабабушка Мария Мироновна вместе с Анастасией Макаровной Тимошкиной спасли врача Унковскую Л.И. Партизанам приходилось вырываться из «смертельного треугольника» [5,с.51-53]. Блокада продолжалась «чёрные 33 дня». Моя прабабушка была ранена в ногу, но её спасла фельдшер Валентина Стеганцова. Не всем удалось выжить, но оставшиеся в живых добрались до своей бригады.
И на войне люди оставались людьми, и на войне они помогали друг другу. Жили и выживали вместе. А подтверждение этому — рассказ бабушки.
Узаемадапамога
— Бабуля. Раскажы, калі ласка, як людзі выратоўвалі адзін аднаго?
    — Ну, вот мама ещё такой рассказывала слу... случай, что гитлировцы, они же беспрерывно старались уничтожить партизан, при... Всё. И вот, был очередной такой случай. Однажды гитлеровцы, ну, опять-таки, какая-то засада была, и они напали на... и же... обоз с ранеными. Были уничтожены раненые и две медсестры застрелены. Но врача Унковскую моя мама со своей подружкой сумели вытянуть с этого поля боя, раненную, и спасли её. Вот это. И эта блокада на них продолжалась тридцать три дня. В этом бою была ранена и моя мама. Была ранена в ногу. Вот. Её тоже спасла врач Валентина, которой она всю жизнь благодарна. Вот после этого боя мама осталась с раздробленным суставом. Так она и проходила всю жизнь. Всю жизнь она зн... чувствовала эту ногу, она у неё болела, долго она не могла ходить. Вот. Но она ходила стойко! Всегда с приподня... на каблучке. Ей... у неё был специальный свой сапожник, который подбивал ей... делал обувь как бы, ну, удобную для её ходьбы. Несмотря на то, что у неё нога одна была короче другой, она не хромала. Но всё время ходила с болью. И когда, вот, она здесь уже делала снимок (в Минске), то врачи ей сказали: “Мария Мироновна, Вы второй Мересьев! На таких суставах так ходить!” Вот так она прожила свою жизнь.
— Дзякуй.
— То есть люди — видишь? — они друг другу помогали. Мама сделала хо... ну, хорошее дело — и её спас... помогли, её спасли тоже. Вот. Так, так нужно жить!
В июле 1943 года бои в лесу продолжаются, но уже не с частями регулярной немецкой армии (они отозваны на фронт), а с карательными отрядами, батальоном мадьяр. Вот что запомнила моя бабушка из рассказов своей матери.
Цудоўнае выратаванне
— Бабуля, раскажы, калі ласка, пра тое, як твой бацька і твая маці выратаваліся, калі немцы акружылі партызанскі атрад. 
— Ну, вот этот случай, как они вырвались из окружения и остались живы, мама вспомнила, когда у меня произошёл такой... Был очень плохой случай, я очень расстроилась и тут же сразу стала засыпать. И мама вспомнила этот случай. И говорит: “Ну, ты пошла в папу”. Рассказала такой случай. Говорит, однажды немцы окружили их партиза... их отряд. И спастись было просто невозможно. Командование отряда собрало отряд и сказало: “Спасайтесь, кто как может! Кто спасётся, мы встречаемся через три дня, вот, в определённом месте”. Назвали место. Отряд раз... разделился на группы (два-три человека). И вот. мама моя, папа и тётя Настя Тимошкина, они втроём тоже с побе... ну, ушли. А немцы прочёсывали лес с собаками. Шли, просто прочёсывали лес. Со всех сторон они были окружены. Они прошли-прошли. А потом видят — валежник такой. Папа поднял этот валежник, влезли они в этот валежник втроём. И сидят. И был такой договор, что если их немцы обнаружат, то папа (а папа сидел напротив этих двух девушек) должен был их застрелить, дабы не даться немцам в руках живыми, чтобы не попасть. А потом он должен был застрелить себя. И вот, говорит, мы слышим где-то в отдалении, значит, собаки лают, мы такие все сидим в напряжении, смотрим... А папа сидит и засыпает. Говорит, так протянешь ногу, толк, толк его — он смотрит на тебя. Смотрит, всё (а разговаривать-то они не могут). Вот. А потом, говорит, через некоторое время он опять потом раз — и опять закрывает глаза и засыпает. Так мама говорит: “Ну вот, ты вся в папу: в трудных ситуациях ты вот тоже засыпаешь”. И вот... им посчастливилось: немцы их не обнаружили, лай вдруг стал удаляться, удаляться. Они слышат, что вроде был где-то рядом — и вдруг удаляется, удаляется. Они не были обнаружены. И это, вот, произошло чудесное спасение. И через три дня они, выжившие, значит... Много партизан было уничтожено, поймано, застрелено, но часть партизанского отряда осталась. Іх бригада осталась жива, и они встретились через три дня в этом месте, где назначалось свидание.
Разведка донесла, что противник возводит оборону по реке Рёвны, Переторги, Синезёрки; восстанавливает мосты, дороги, чтобы остановить наступление Красной Армии. Партизанам пришлось возвращаться в северный массив леса и своими боевыми действиями помогать Красной Армии. Значительно поредевшая партизанская колонна, ведомая комбригом А.Т. Писаревым (вместо выбывшего в центральный штаб М. П. Ромашина) и начальником штаба Б. Ф. Власовым с присоединёнными бригадами имени Кравцова, «Смерть немецким оккупантам», диверсионно-подрывной группой штаба южной группировки, в ночь на 21 июля 1943 года с боем форсировали реку Навлю и вышли в район Юрково Поле. Весь июль-август 1943 года –разведка, диверсии на дорогах, бои, засады [5,с.54-57]. В августе 1943 года был освобождён Севский концлагерь. По заданию командования партизаны повзводно  под охраной, ежедневно отправлялись  на заготовку картофеля.
9 сентября 1943 года - соединение с Красной Армией. Состоялся митинг в честь этого события. После митинга часть партизан вступила в ряды Красной Армии и продолжала воевать до полного разгрома фашизма, а оставшиеся во главе с комбригом Писаревым, начальником штаба Власовым отправились в Орёл на митинг, состоявшийся 19 сентября 1943 года. Моя прабабушка и прадедушка нашли друг друга и остались в Брянске. Они участвовали в восстановлении разрушенного войной хозяйства. В июне 1944 года война продолжается, т.к. немецкие самолёты ночью бомбят скопившиеся на станции Выгоничи санитарные эшелоны. Весна 1945 - Победа! [5,с.56-59].
Прабабушка Алейникова Мария Мироновна (24.04.1922 – 21.06.1992) и прадедушка Толстых Сергей Иванович (14.09.1912 – 4.08.1962) награждены многими орденами и медалями за доблесть и мужество, проявленные в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны. Как реликвии -  удостоверение прадедушки Толстых Сергея Ивановича в том, что он являлся оперативным уполномоченным особого отдела при партизанском отряде имени Баумана с 5 февраля 1942 года, отпечатанное и заверенное печатью на парусном шёлке. Это удостоверение он носил всё время при себе: оно было зашито в пиджаке. После войны прадедушка Толстых Сергей Иванович работал директором Краснорогской средней школы, прабабушка Алейникова (Толстых) Мария Мироновна – преподавателем географии в школе. В 1964 году она переехала с детьми в Минск, где работала учителем начальных классов и преподавателем географии в школе.
На борьбу с захватчиками поднялись все честные люди, чтобы не быть порабощёнными. «От лесов Карелии до побережья Крыма народные мстители обрушивали на врага свои удары… Они взрывали мосты, разрушали дороги, линии связи, пускали под откос эшелоны противника, громили его штабы и отдельные гарнизоны, срывали мероприятия оккупационных властей» [3,с.111]. Я горжусь тем, что в этой Священной войне принимали участие мои прабабушка и прадедушка, что они также внесли свой вклад в дело Победы.

Литература
1.    Брюханов А.И. – В штабе партизанского движения, - Мн., Беларусь, 1980.
2.     «Великая Отечественная война»  - Краткий научно-популярный очерк - М.: Политиздат, 1970 - 641с.
3.    Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 - / Краткая история, изд.- 2-е / - М., Воениздат, 1970 – 630с.
4.    Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны - / Документы и материалы – в 3-х томах / - Минск, «Беларусь», 1967 – 1-я кн. – 680с., 2-я кн. – 774 с. Кн.1-я – 1973, кн.2-я – 1967.
5.    Катомина А.М. «Партизанская юность моя» / некоммерческое историко-публицистическое издание / - Пушкино, 2005 - 92с.
6.    Хрестоматия по истории БССР - ч.2. / под ред. академика АН БССР И.С. Кравченко / - М.: Народная асвета, 1988 – 176с.

*сям'я бабулі Надзеі*

*пасведчанне Талстых Сяргея Іванавіча*